Заблудился

Заблудился в лесуИстория эта произошла с другом моего отца в таком далеком уже 98 году, в окрестностях Красноярска. Места там не сказать что глухие, по сибирским меркам, но прожив долгое время на юге я понимаю теперь, что тайга сильно отличается другого леса. Энергетика там для непривычного человека тяжелая и давящая, заставляющая чувствовать себя ничтожным и беззащитным в этих бескрайних дебрях… Герой этой истории был человеком не просто привычным, а в полном смысле слова выросшим в этих местах.

В тот вечер наша семья устраивала на даче шашлыки, повод был выбран самый традиционный- первая пятница на этой неделе.))) Приехали друзья родителей со своими детьми, так что занятий у меня было море- мы играли в прятки, носились по участку и кормили котлетами, и без того ожиревших за лето сверх всякой меры, дачных котов.

Солнце клонилось к закату, все ждали приезда последнего гостя- дяди Юры, папиного сослуживца-отставника, чудом отпросившегося с работы. Но на последней электричке он не приехал, не появился он и через час и через два, а когда стемнело окончательно, все уже решили, что он банально опоздал и приедет завтра утром «к опохмелу». Однако, когда уже перевалило далеко за полночь, со стороны леса на участок (а он был самым крайним, и от леса нас отделяла лишь небольшая просека и забор метровой высоты) ввалился собственной персоной дядя Юра, весь ободраный, грязный и какой-то нервный.

Ну отпоили его, понятное дело, водочкой и он, закурив, поведал жутковатую историю своего ночного путешествия. Оказалось что на электричку он всё-таки успел, а вот станцию нашу проспал, проехал две лишние и, выйдя на пустынном полустанке в сгущающихся сумерках, решил срезать дорогу через лес (железка в этом месте даёт приличный крюк и по шпалам можно намотать пару лишних км). Так и шел он знакомой, не раз хоженой тропой. Когда совсем стемнело, дядя Юра понял, что непонятно как потерял дорогу и совершенно не понимает где находится, места были и вовсе не знакомые.

«Там поляна была просторная такая и камни везде лежали огромные в полтора моих роста! Я такие только на Столбах видел, а в наших местах такого нет!»-вспоминал он.

Поняв что искать дорогу в темноте, в незнакомом месте глупо и безнадёжно, к тому же можно уйти ещё глубже в лес и, неверно выбрав направление, зайти в болото или топать километров сто, Юра решил заночевать на месте. Развёл костерок, перекусил припасами, прихваченными с собой по случаю банкета, и стал ждать утра.

«Вот тут то и началось-рассказывал он не без дрожи в голосе- сначала было чувство, что кто-то в спину смотрит, но такое в лесу бывает, я внимания по началу не обратил, только костерок распалил поярче. А чувство не проходит, только сильнее становится, потом ещё и ощущение опасности накатило, да так резко, что я не выдержал! Подскочил, схватил ветку из костра, кручусь на месте как дурак, факелом этим в темноту тычу, не знаю откуда беды ждать. И уже мне кажется, что в кустах есть кто-то и шепот я их вроде слышу и тени мелькают. Ну я тогда и сорвался- ветку свою бросил и ломанулся в лес как лось, очертя голову, куда угодно хотел убежать, только бы поляну эту чёртову не видеть больше!

Бегу, дороги не разбирая, сколько я так нёсся не помню, да только споткнувшись выкатился я на эту самую поляну- костерок мой там тлел и вещи рядом лежали! Тут такой на меня ужас навалился, что и не описать, я уж думал что после афгана ничего так испугаться не смогу, а тут настоящая паника! И всё мне кажется, что за спиной что-то такое, чего лучше и не видеть никогда…

Рванул я было опять в лес, а не тут то было — нет выхода с поляны, вот нет и всё тут, хоть ты тресни!!! Везде ёлки да валежник, бурелом такой, что и на пузе не проползёшь, да шёпот этот злобный всё громче делается и… даже описать этого не могу.. ощущение злобы что ли, что от этого места шла… нечеловеческой такой злобы, запредельной…

Не знаю что бы я делал, но вспомнил что фонарик у меня в торбе есть- ломанулся к костру, а от него мне на встречу Степаныч бежит, егерь наш! За руку меня схватил и тащит через кусты на пролом и вот что меня удивило- там где я на пузе ползти собирался мы пулей пронеслись, как не было ни ёлок ни валежника.. Минут через пять он меня на тропу вывел! На нашу б%ять тропу! Как я там заплутать умудрился!?? Беги, говорит, Юрок, и не приведи тебя господь обернуться! Ну я и побежал, ох как я, братцы, побежал! А за спиной треск, грохот и рёв дикий раздаются- ускоряют… Так вот до самого посёлка и домчался… налейте чтоль, ох сил моих нет…»

Весь этот разговор мы доблестно подслушали от начала до конца, пока взрослые накачивали алкоголем дядю Юру и на всякий случай собирали и заряжали старенький батин иж.

Той ночью поднялась сильная буря и наш дачный домик буквально трещал от порывов ветра, жалобно звеня стёклами, никто кажется так и не уснул… А наутро пришла в слезах баба Катя- жена того самого егеря Степаныча… пришла собирать деньги на похороны мужа, который умер «от сердца» по её словам прошлым вечером, примерно часов за 10 до описанных Юрой событий…

Долго ещё взрослые в посёлке перешептывались и не пускали нас не то что в лес, а даже за территорию участков.

Вещи дяди Юры мужики на следующий день нашли, недалеко от той самой тропы, разорванными в клочья, но ни поляны, ни камней по близости не было, да и быть не могло.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Здесь можно подписаться на новые сообщения без комментирования.

© 2017 Koshakoff || Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru