Наследие барона Отто

заброшенное поместьеЖора, в жизни, был обычным подростком, немного романтиком, немного фантазёром. Жил он в небольшом городке у Финского залива. Местность изобиловала древними постройками, в основном средних веков, в которых он с друзьями проводил немало времени, то просто играя, то пытаясь найти старинный клад, якобы скрытый владельцами от захватчиков. Информация была всегда настолько убедительна, что пацаны не успевали менять поломанные лопаты и кирки, оставляя за собой бесчисленные ямы . Тогда не было интернета, все сведения получали из «надёжных» источников, что сами видели карту у кого-то, кто был проездом и не оставил имени.

Когда всё более или менее подходящее было исследовано, прошёл слух, что из старинного поместья местного барона наконец-то убрались восвояси реставраторы, не оставив даже сторожа. Такой шанс надо было использовать. Поместье находилось в восьми километрах на восток от города, среди дубовой рощи. Было решено взять с собой еды, сказать родителям, что ночевать будут у друга, а дальше лишь оседлать велосипеды. Но, оказалось, что на момент поездки лишь Жора и Юра смогли получить родительское благословение, остальным повезло меньше. Решили отправиться вдвоём. Весело крутя педали и болтая в предвкушении приключения, друзья довольно быстро прибыли на место.

Перед ними возвышался тремя этажами тот самый дом, о котором ходило множество слухов, но попасть до сих пор не представлялось возможным из-за сторожей. Рядом находились полуразваленные постройки из дикого камня, скорее всего, хозяйственного назначения. Сам дом и стены прекрасно сохранились, но сильно заросли с трёх сторон. Парадный подъезд был велик, скорее всего, рассчитанный на принятие конных экипажей. Двери, впрочем, были уже вполне современные и забитые досками поперёк. С этих досок и началось исследование дома, со скрежетом ржавых гвоздей они были оторваны — и вход открылся. Перед глазами друзей открылся широченный холл, с полом, выложенным причудливым узором, напоминающим что-то знакомое, виденное где-то в книгах. Влево и вправо вели двери, а впереди уходила вверх лестница с широкими ступенями.

– Ну, с чего начнём? – нетерпеливо сказал Юрик.

Но Жора стоял молча, какое-то непонятное чувство тоски и ощущения тревоги заставило его усомниться в предприятии.

— Ну, чего застыл, весь день решил простоять? — не унимался Юрий, видимо, менее чувствительный и более нетерпеливый, чем его друг.

Жора стряхнул с себя наваждение:

— Давай с верхних этажей, пока светло. Кто его знает, какие там перекрытия? А низ можем и с фонариками. Кстати, ты видел окошки с решётками у земли? Похоже, что здесь есть и подвалы…

поместье в запустении

Весь день друзья, комнату за комнатой, зал за залом, осматривали поместье. Третий этаж оказался самым неинтересным, половина полов были прогнутые, грозя провалиться. Видимо, от протекающей крыши перекрытия совсем прогнили. Некоторые помещения были заколочены, либо входы загорожены толстой проволокой, скорее всего, реставраторами, в целях безопасности. Вообще, как-то особо и незаметно было, что здесь что-то восстанавливали. Второй этаж поражал остатками былого. Привыкшие к Советской архитектуре подростки с восторгом разглядывали сохранившиеся украшения залов. Впрочем, их было не так и много, видимо, растащено всё за годы запустения, но оставшееся будоражило воображение балами и пышными приёмами. Кое-где стояли печи, покрытые когда-то прекрасными изразцами. Но пришла очередь первого этажа. Спустившись туда уже ближе к вечеру, друзья решили перекусить прихваченными бутербродами. В поисках подходящего места, друзья исследовали половину первого этажа, а на второй нашли, видимо, комнату сторожей. Там был стол, пара стульев и топчанов, обтянутых коричневым дерматином. Похоже, что сторожа, покидая службу, не обременили себя сборами. В помещении была посуда, кое-какая одежда, и даже радиоприёмник на батарейках стоял в углу, забытый хозяевами. А главная находка вообще обрадовала — мощный фонарь на шесть батареек, скорее, прожектор по сравнению с теми, что были у друзей.

— Ну вот, Юрок, можно и ночью побродить спокойно, с таким–то агрегатом, — обрадовался Жора. — Наши батарейки должны подойти.

Перекусив бутерами и запив их лимонадом, друзья решили, что пока ещё спать рано, надо завершить осмотр, а назавтра покопаться основательнее. В конце правого крыла обнаружился спуск в подвал. Вела туда лестница с каменными ступенями, поворотом исчезающая в темноте. Оттуда тянуло сыростью и чем–то затхлым.

– Ну что, вперёд? — спросил друга Жора.
— Надеюсь, там нет крыс, — поёжился Юрка. — Ненавижу этих хвостатых.
– А чего им там делать? Камень грызть? — рассудил Жора и, включив новоприобретённый фонарь, стал спускаться первым. Юрка, с фонарём послабее, шёл в хвосте, пока свой не включая. Лестница, сделав пару витков, закончилась каменным полом. Впереди виднелся длинный коридор со сводчатым потолком, кое-где, насколько хватало фонаря, чернели темнотой провалы ответвлений. Всё было выложено известковым плитняком, коего и по сей день хватало в окрестностях.

– Ну что, давай пройдём весь коридор, посмотрим, где и что, а тогда решим как быть дальше, — не спросил, а, скорее, утвердил своё решение Жорка.заброшенный подвал

Юра лишь кивнул головой, почему-то его веселье вдруг улетучилось. Пожав плечами, Жора стал продвигаться вглубь подземелья. По мере продвижения становилось всё холоднее. Вдоль коридора тянулись небольшие комнаты, вместо передних стен которых были кованые решётки, покрытые ржавчиной, становилось всё неуютнее. Вдруг, пройдя поворот, задумавшийся Жорка понял, что не слышит шагов товарища за спиной.

— Ну, где застрял? — поворачиваясь назад, спросил он друга. Но ответа не было, как не было и Юры, ещё минуту назад топавшего позади.
– Вот болван, в прятки решил поиграть, — решил Жора и крикнул громче. В ответ услышал лишь короткое эхо. Рассудив, что тот мог спрятаться лишь за поворотом, решил заглянуть туда. Осветив фонарём проход, увидел лишь голые стены и очередной поворот в сторону. «Не заблудиться бы», — мелькнула в голове мысль, кто знает сколько их тут и какой размер подвала? Ещё раз позвав товарища и не получив ответа, Жора свернул влево. В конце коридора был виден слабый свет, но не фонарика, а трепет живого огня. Удивившись, но ускорив шаг, Георгий двинулся вперёд. Подходя ближе, Жора почувствовал, будто ноги идут по вязкому песку, становилось идти всё тяжелее, одновременно явно снижалась температура воздуха, кое–где на стенах поблёскивал иней.

— Что за притча? Почему так холодно, вроде не спускался ниже, на дворе июль, — тяжело ворочалось в голове подростка. Вдруг он почувствовал на лице дуновение воздуха и увидел что-то белесо-прозрачное перед собой, на паутину, вроде, не похожее. Перед ним, как будто в воздухе, стояла женщина с печальным лицом, свет фонаря свободно проходил сквозь её тело. Жорка окаменел от испуга, и лишь в голове трепетала мысль: «Как? Я не сплю, но это же невозможно!». Черты лица женщины вдруг исказились мольбой. Она протянула руки к нему, и в голове Жорки пронеслись её слова:

— Беги, беги, пока не поздно. Беги, пока не зашёл далеко. Беги, товарища ты уже не спасёшь, Отто давно ждал этого момента, но ты ещё можешь спастись. Жора тряхнул головой, сбрасывая оцепенение, ущипнул себя за руку и убедился, что это не сон. Когда поднял взгляд, женщины перед ним уже не было. «Вот так сходят с ума», — решил он и, приняв решение вздуть как следует друга за прятки, пошёл на огонёк, что всё мерцал впереди. Подойдя ближе, он увидел комнату, непохожую на прежние. Стены были оштукатурены и расписаны непонятными символами и словами. Посредине стоял большой стол, крытый даже на вид тяжёлой скатертью, на нём разложены толстые фолианты, некоторые желтели раскрытыми страницами, всё было закапано воском. В углах он наконец-то увидел источники мерцающего света — светильники со свечами.

— Вот и пришла удача! — на мгновение забыл о товарище Жорка.
– Стоп, а кто зажёг свечи, где Юра, что за женщину я видел? — сразу же зароились в голове вопросы. Оглядевшись, он увидел в дальнем углу товарища, безжизненно лежавшего на каком–то возвышении, а над ним клубилась чёрная тень. Вскрикнув, Жорка метнулся к другу, тень тут же переместилась к нему, окутала, и он потерял сознание.

ритуал

Будто во сне или в бреду, перед ним проносились события прошлого, которых он был сторонним наблюдателем. Вот в поместье праздник, жена хозяина родила первенца. Затем он уже подрос, превратившись в немного угрюмого и замкнутого подростка. А вот он уже студент. Но когда все сокурсники увлекаются дамами и балами, он упрямо сидит в архивах и библиотеках, читая пыльные книги, заучивая непонятные слова. Неутомимо, один, бродит по букинистам, скупая редкие фолианты и просиживая за ними все ночи. Вот он уединился в лесу, вся поляна устлана книгами, окружена свечами и расчерчена знаками. Наш студент стоит в центре, воздев руки к небу и произнося что-то на латыни. Потом раздаётся гулкий звук, вспышка, всё заволакивает густой пеленой. Следующее видение уже снова в поместье. Первенец хозяина — уже мужчина средних лет, родители покоятся на кладбище, а он полный хозяин окрестности – барон Отто-Герхард фон Лехтметс. В подвалах поместья происходят страшные вещи. В поисках новых знаний, барон мучает подданных. Не один десяток крестьян расстались там с жизнью, Отто приносил их в жертву, ища бессмертия. Но по округе уже пошли слухи, в своих поисках барон зашёл слишком далеко, и его вассалы стали подозревать Отто в пропаже своих детей.

Ночь. В мрачной комнате подземелья барон готовится к последнему ритуалу, на столе лежит одетая в мантию женщина, окружённая толстыми свечами. Барон торопится закончить заклинание, но уже в самом подвале слышен крик и топот людей. Отто вонзил кинжал с резной рукоятью в жертву, хищно оскалился, готовясь произнести завершающие слова, но пал, сражённый мечом… Жора очнулся и огляделся. Он был всё в той же комнате, но отчётливо помнил свой «сон». Рядом с ним находилась чёрная тень. Странно, но он её уже не боялся. В голове потёк ручеёк мыслей, скорее, чьё–то нашёптывание.

— Они убили моё тело, но не смогли убить дух, глупцы. Но есть в этом и своя ирония. Века я просидел в этом подземелье тенью, ища, в ком воплотиться, и постепенно понимая, что воплотиться уже не смогу, а лишь передать знания. Убийцы не дали мне произнести даже половины заклинания. Я терпеливо ждал, хотя и снедаемый бессилием и яростью от этого бессилия. Что для бесплотной тени века? В тебе, волею сил и обстоятельств, сошлись все знаки, хотя мы даже не одной крови. Твой друг будет жить, но ничего уже не вспомнит. Но ты выйдешь отсюда с моими знаниями. Как ты ими распорядишься, решать тебе, а я наконец-то обрету покой. Я давно смирился с тем, что больше не увижу света.

Жора поёжился, его бил озноб, в подземелье было жутко холодно и трясло даже без этого страшного шёпота. Вдруг свет свечей померк, Жору окутала тьма, и он провалился в беспамятство.

Злой дух

Очнулся он уже под светом солнца, вокруг были фигуры в белых халатах, над ним заплаканные лица родных, мелькали милицейские фуражки.

— Где Юрка? — выдавил из себя он и огляделся, как смог. Мама почему-то заплакала ещё сильнее.

Прошёл месяц, и Жору выписали из больницы. Поправился он на удивление быстро, хотя провёл без еды и воды в подземелье несколько дней, пока друзья не признались, где их искать. Он уже знал, что Юрка превратился в абсолютный овощ и находится в лечебнице, проводя всё время, уставившись в стену невидящим взглядом. Но это его мало трогало, хотя раньше их связывала крепкая дружба. Его не сильно тревожили расспросами в больнице, но после выписки пригласили в местный РОВД для беседы. За столом в кабинете сидел усталый капитан, читающий раскрытое, но не сильно пухлое дело. Жора поздоровался и присел на стул напротив.

– Ну, рассказывай, что там было на самом деле. Кто ещё с вами был и что вы там вытворяли? — без предисловий начал капитан.

Жора, честно глядя в глаза милиционера, рассказал, как они заблудились в подвале. Как он искал друга, не смог найти и сам от усталости и голода, не найдя выхода, потерял сознание.

– Хорош сочинять! — вдруг рявкнул капитан. — Там были следы лишь в одну сторону, до того места, где вас нашли, никаких петляний. Я ждал, пока ты лежал в больнице, молчал, щадя родителей, но теперь вытрясу правду.

В тот день разговор не закончился ничем, Жора твёрдо стоял на своём. Капитан, поняв, что сегодня не добьётся ничего, решил отпустить подростка и понаблюдать за ним. Но не суждено ему было раскрыть это дело. В тот же вечер его сбила машина, с вдрызг пьяным водителем.

Шли годы, распался СССР. Жора, теперь уже уважаемый в обществе Георгий, преуспевший в делах, связался с наследниками того поместья и выкупил его. Дубовую рощу он вырубил, она сильно пострадала от внезапно пронёсшегося урагана, в день вступления в права владельца. Ещё не закончив до конца ремонт, поселился там. Люди поговаривают, что собирается жениться, но никак не поймут, кто же его избранница, слишком часто возле него появляются и исчезают женщины. И ещё, на что обратили внимание окрестные жители, в зарождающемся парке никогда не поют птицы. И даже вездесущие зайцы, кажется, обходят его стороной…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Здесь можно подписаться на новые сообщения без комментирования.

© 2017 Koshakoff || Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru