Красный день календаря

дракон и красавица— Девица! Накрывай, дракон пришёл! — Дракон добавил в кучу несколько брусков золота, маску фараона Тутанхамона и бронзовую статую писца.

— Далеко летал? — спросил бес из своего уголка.
— В Каир. Там сегодня ночь музеев, дают всякое.
— Прямо дают?
— Дают не дают, а брать не мешают! — огрызнулся дракон. — У нас сегодня баранина или оленина? Жрать хочу!
Дракон потянул носом. Съестным не пахло.
— А где девица?
— Гуляет, — тоненько протянул бес. — По полям, по лугам. Подумывает, не уйти ли жить к маме.
Дракон так и сел.
— Что у нас случилось?!
— Случился день святого Валентина, — бес попытался принять скорбный вид, но не сумел.
— Кого? — дракон был не силён в святцах.
— День всех влюблённых, — произнёс бес по слогам.
— И кто тут у нас влюблённый? — гоготнул дракон.
— Кто хочет сытный ужин, ласковый взгляд и почесать за ушком, тот и влюблённый, — популярно разъяснил бес. — А кто не влюблённый, от того уходят к маме.
Дракон выругался и сплюнул огнём. Куча золота закоптилась, перестав блестеть. Дракон представил, как пещера стремительно зарастает копотью, пылью и паутиной, отвычные уже трапезы из овец (на гарнир руно) и долгие зимние вечера в глумливой компании беса…
— Не надо! — застонал он. — Я согласен быть влюблённым! А что делать-то?
Бес оживился, потёр лапки и вспрыгнул дракону на шею, поближе к ушной раковине.
— Чем влюблённый отличается от нормальных людей? — спросил он лекторским тоном и заглянул дракону в левый глаз.
— Эээ… жар, лихорадка, потеря сна и аппетита, бред, галлюцинации, покраснение кожного покрова… вплоть до высыпаний…
— Кто ж тебя так просветил? — бес хихикнул.

— Нахватался по верхам, — уклончиво сказал дракон.
Он любил подслушивать у принцессиных башен: сначала куртуазная поэзия, потом — песни и пляски, а потом — самое интересное.
— Это не любовь, а сифилис! — гаркнул бес. — Не путай причину со следствием! Запомни, салага: влюблённый должен иметь вид лихой и придурковатый, готовый на подвиги! В руках — букет цветов, бутылка шампанского и коробка конфет! А в кармане — колечко!
— Всевластья? — робко спросил деморализованный дракон.
— Какое достанешь. Можно просто с бриллиантом. Другой подарок тоже сойдёт. Как говорится, дорого внимание. А дорогое внимание особенно дорого. — Бес спрыгнул на пол. — Ну, чего уставился? Девица ждёт! Мыкается там одна, в лугах… а то, может, уже и у мамы.
Хлопая крыльями, дракон выбежал из пещеры и штопором взвился в поднебесье.

***

— Обернись и сразись со мной, чудовищное чудовище!
— Отвали, Гавейн, — мрачно сказал дракон. — Не видишь, занят? Горе у меня. День святого Валентина.
— Цветочки рвёшь? — рыцарь опустил копьё.
— Ну.
— А какие цветочки твоя девица любит, знаешь?
— А какая разница? — дракон осмотрел собранное. — Цветочки и цветочки. Главное — много!
— Вижу, что много. Вот Моргана обрадуется, когда увидит, как её цветник ободрали.
— Я Морганы не боюсь, если надо, отобьюсь, — захохотал дракон. — Чхал я на Моргану. Своя девица ближе к телу.
— В первый раз день святого Валентина отмечаешь, — рыцарь кивнул.
— Ну. — Дракон насторожился. Кисло-горький вид рыцаря предвещал неприятные сюрпризы.
— Сразу видно, что букетом по морде тебя ещё не били.
— За что? — опешил дракон.
— За то, что ты подарил ЖЁЛТЫЕ цветы! А тебе сто раз было говорено, что она не любит жёлтые, а любит КРАСНЫЕ! И вообще не любит лилии, а любит РОЗЫ! А ты, глухая, бессердечная скотина, всё пропустил мимо ушей, только и думаешь, что о пиве и турнирах!

Гавейн махнул рукой и пришпорил коня. Дракон растерянно посмотрел ему вслед, перевёл взгляд на собранные цветы. Разложил их на земле и принялся сортировать.

***

— Д-д-ды, — заикался трактирщик.
— Не трясись, не за тобой, — сказал дракон благодушно. — Моя девица покупает шоколадки у тебя?
— Н-не-не…
— Да знаю, что у тебя. Тащи сюда самую большую коробку самых её любимых. И перевяжи красиво. Бантики там, ленточки — ну, ты понял.
— Я и говорю, — ожил трактирщик, — д-д-ды-дыва золотых.
— Что? — завопил дракон. — Да это грабёж!
— Н-не-не-не… это предпринимательство.

***

— Мне нужен самый лучший подарок для моей девицы, — сказал дракон строго. — День святого Валентина, чё.
— Подарите ей колечко, — посоветовала златокудрая менеджер.
— Вся пещера в колечках, — отмахнулся дракон. — Надоели, поди.
— Тогда шубу.
— Зачем ей шуба? — удивился дракон. — У нас жарко.
— Медведя плюшевого.
— Не любит она медведей. Я ей приносил из леса; не надо, говорит, неси откуда взял. И тигра не захотела, и жирафа.
— Вы совершенно правы, — вкрадчиво промолвил владелец лавки, делая менеджеру страшные глаза. — Мы подберём вам самый лучший подарок. Вы его долго не забудете. И девица ваша тоже.

***

— Ты где был? — грозно спросила девица, уперев руки в бока.
— Так это… день святого Валентина… всех влюблённых… вот! — дракон высыпал букеты к ногам девицы.
— А почему их столько? — Девица подозрительно прищурилась. — А! Я поняла! Ты хотел подарить их нескольким девицам! Но они не взяли! И ты их принёс мне! Потому что надо же их куда-то девать!
— Это всё для тебя, дорогая! — дракон ударил себя лапой в грудь. — Я просто не знал, какие цветы ты любишь больше.
— Я не люблю садовые цветы, — горько прошептала девица. — И вообще не люблю цветы срезанные! Я люблю ромашки в горшочке!
— И ты мне сто раз об этом говорила, — пробормотал дракон. — А я всё пропустил мимо ушей. Только и думаю, что о золоте и сражениях!
— Да, — удивилась девица. — Не такой уж ты и глухой.
— Ну вот видишь! Не сердись, — дракон протянул ей бутылку и конфеты. — Я вкусненькое принёс…
— Как ты мог?! — Глаза девицы наполнились слезами.
— Что опять не так?! — взревел дракон.
— Не кричи на меня! — девица зарыдала. — Я на диете! Уже второй месяц! А ты даже не заметил! Или заметил? — она сверкнула заплаканными глазами. — Точно, заметил и специально принёс мои любимые! Чтоб поиздеваться!
— Срочно скажи ей, какая она красивая, — просуфлировал бес. — Скажи, что ей не надо худеть.
— Тебе не надо худеть! — радостно заорал дракон. — Это ты раньше была тощая, а теперь бочки наела — самое оно. Кругленькая, сладенькая, пампушечка моя!
Бес присел и накрылся хвостом.
— Не надо так, милая! — взывал дракон, пятясь под градом предметов, выхваченных из золотой кучи. — Нет! Нет! Только не писцом! Лучше посмотри, какой подарок я тебе купил!
Девица опустила статуэтку писца.
— Подарок?
— Вот! — дракон развернул крыло.

Подарок со звоном выпал на пол. Глаза девицы округлились.
— Это?!
— Нравится? — радостно спросил дракон. — Видишь, всё для тебя! Ты столько раз жаловалась на дурацкое дно, к которому всё прилипает и пригорает. Мол, если бы не оно, ты бы готовила, как богиня… Так вот она — самая большая сковорода с самым антипригарным покрытием, какую я только сумел найти! Владей, любимая!
Девица взяла сковороду, как теннисную ракетку, и улыбнулась.
Бес лёг на пузо и пополз в тень.

***

Дракон рискнул вернуться только к рассвету.

По всей пещере были расставлены цветы в красивых вазах. Девица спала на своей тахте, разметав косы и сладко посапывая. Рядом валялась пустая коробка из-под конфет. Дракон подошёл к ней на цыпочках, укрыл одеялом.
— Ты, конечно, ужасный, — прошептала девица, приоткрыв один глаз. — Грубый, невоспитанный и нечуткий. Но я тебя всё равно люблю, хоть ты и чудовище. Сама не знаю за что. Уж такие мы, женщины — всё прощаем!
Она свернулась клубочком и засопела дальше. Прощённый дракон обернулся кольцом вокруг тахты и заснул счастливым сном.
— Зачем влюблённому мозги, когда у него такое большое сердце? — прошептал никогда не спящий бес. — Спи, дракон, набирайся сил. Восьмое марта не за горами.

© Svengaly

Обсуждение: есть 1 комментарий

  1. Олег:

    И так каждый год, еще и виноватым оставят…

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Здесь можно подписаться на новые сообщения без комментирования.

© 2017 Koshakoff || Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru