Дикий ужас

ужасВ этот день мы немного поссорились с мамой. Она не желала даже слушать о моей карьере, как телеведущей программы «Дикий ужас». Ей казалось, что это будет самый настоящий кошмар, все соседи осмеют. Но я рассуждала здраво, оптимистично, поэтому ответила, что эта работа будет принадлежать мне, а не соседям, значит право решать мое дальнейшее местоположение дается именно мне. Но и мама стояла на своем—она хотела ещё успеть внуков понянчить. Поэтому первой не выдержала я и, схватив свою любимую сумку, выбежала из дома раньше положенного.

Основная часть моей работы заключалась в том, чтобы комментировать действия участников программы и давать им какие-то задания. Победитель обязательно получит приз, но не миллион рублей, как говорится в рекламе, а столько, сколько значится по программе.

Я прождала примерно полтора часа, пока мы сможем выйти в прямой эфир, а затем переместилась на положенное мне место. Мы начали программу, я поприветствовала телезрителей и нового участника—мужчину лет сорока в очках и с лысиной. Он начал выполнять положенные ему задания, но что-то пошло не так. Сначала это были безобидные фокусы, вроде коридора ужасов и зала теней, но, когда очередь дошла до перерезания тела в ящике, стала по-настоящему страшно. Наш фирменный палач, Владимир Викторович, переодетый в специальный костюм с маской, выглядел жутко. Но новый участник смело залез в ящик, давая всем понять, что хочет получить заработанные деньги.

Вот тут и началось то, что до сих пор не укладывается в голове: наш переодетый монстр провел бензопилой по ящику, разрезая его на две части, и…вокруг брызнула кровь. Я не знаю, что происходило потом, это я помню смутно. Владимир Викторович спрыгнул со специальной трибуны и начал бегать за всеми с бензопилой. Крики, визг, море крови, в глазах все плыло, я туго соображала, знала лишь, что нужно убегать. И я бежала, не знаю, куда, но бежала.

Очнулась в подсобке с куклами, осторожно прислушалась—кто-то ходит по второму этажу. Я, стараясь не шуметь, вышла из подсобки и снова чуть не рухнула. Кровь была повсюду: на стенах, на потолке, на полу; все вещи были вымазаны кровью, а с коробки с надписью «Фокус-покус» свисало что-то похожее на кишки. Перед тем, как выбежать из здания через черный ход, меня всё-таки вырвало. А после я прибежала домой вся в слезах и вызвала полицию…

Больше в телевидении я не работаю, мне страшно. Да и на улицу стараюсь не выходить—сижу дома с мамой, как она хотела…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Здесь можно подписаться на новые сообщения без комментирования.

© 2017 Koshakoff || Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru